Анатолий Скляренко, Бригадный подряд: надеюсь, что на новом альбоме появится несколько моих песен

Анатолий Скляренко, Бригадный подряд: надеюсь, что на новом альбоме появится несколько моих песен
Источник фото:
Евгений Гришин // МЕСМИКА 

 

 

«Бригадный подряд» — одна из самых мобильных групп российского панк-рока. Они ездят в многомесячные туры, участвуют в десятках фестивалей, а между этим успевают выпускать синглы, альбомы, снимать клипы и не забывать о сольных выступлениях в родном Петербурге и Москве.

Перед весенними концертами в столицах МЕСМИКА пообщалась с лидером группы Анатолием Скляренко о будущем альбоме, новых песнях в стиле рэп, радио или фестивали влияют на популярность, подробностях расставания с Кириллом Поляковым, честных панках и многом другом. 

— Толик, мы встречаемся перед концертом 20 апреля в Петербурге, потом у вас пойдут ещё выступления. Какой повод или в этот раз решили сыграть без повода?

— На этот раз повод просто весенний концерт. Единственное, открою тайну, в этот раз мы планируем несколько старых всеми любимых песен сыграть, изменить немножко программу. Дальше сольников до осени у нас не будет, дальше фестивальное лето.

— Москва сначала?

— Да, Москва 14-го, Питер 20-го. Питер — точка, дальше которой у нас начинается фестивальное лето. В мае у нас два фестиваля, всё немного перенеслось из-за того, что проходит чемпионат.

— В описании концерта сказано: «Когда мир сходит с ума от политиканов, безумцев всех мастей, похоти и жадности — самое время узнать, что по этому поводу думают питерские философы от панк-рока». Что «Бригадный подряд» об этом скажет?


— Мы скажем, что мы всегда вне политики и в политику лезть не собираемся. Некоторые специально пишут антиполитические песни, а мы даже такие не пишем. Не хотим палкой трогать эту кучу г***а. Один раз вляпаешься, потом не отмоешься. У нас был один горький опыт. Была у нас такая песня «русский мужик к пи****сам не привык» и в один прекрасный момент мне присылают ссылку, что мы вышли на каком-то ультраправом сборнике, и люди сказали: «Наконец-то эти парни примкнули к нам!». Все со свастикой, зиги. Заманались потом от этого отмываться, хотя там политики не было никакой. Там просто был стёб. У нас была песня «Факов президент», от Ивана Факова произошла и мы её тоже исключили из репертуара. Стебаться можно до определённой меры. Было несколько песен таких, мы их благополучно забыли, поставили на них крест, настолько, что удалили из репертуара.

— А какие старые песни решили воскресить?


— Не скажу. После Москвы узнаете. Но вот решили потрашнуть такие старые песни, что я вообще не помню, чтобы их пел.

— Это было связано с пожеланиями поклонников?


— Нет, не было связано. Просто мы решили, что вот нужен сюрприз для старых поклонников «Бригадного подряда». Нас сейчас много обвиняют, что мы попсу пишем и мы решили — давай уж лизнём с разбега. На самом деле, шутка, что лизнём, просто в один момент на репетиции захотелось прям панк-рока такого.

— А премьеры на концерте будут? Как продвигается написание альбома?
— Продвигается неплохо, но мы уже наступали на эти грабли, повторяться не хотелось бы и выдавать сырой материал на этом концерте. Мы хотели презентовать сингл, но, наверное, мы его всё-таки не презентуем. Название песни есть, но по-прежнему идут споры хорошо получилось или плохо. Мы решили дать песни вылежаться немножечко, поэтому всё уже будет осенью.


— Ты осенью говорил, что альбом выйдет к весне.
— Говорил, но не хотелось бы спешить, памятуя предыдущий альбом, где диск делали накануне презентации, когда вот завтра презентация и за ночь его нужно напечатать. Мы сделали массу ошибок, выпустив его, сейчас мы даже переделываем некоторые песни с альбома «Новый сезон», добиваем их до удобоваримого состояния, потому что песни хорошие, я могу ответить за каждое слово, но мяса в них не хватает. Песни получились куплет-припев, куплет-припев, а никакой идеи в них нет.
— Ваша песня «Степлер» с EP, она не с «Нового сезона» осталась? Очень вписывается в его стилистику.
— Нет, абсолютно новая песня, хотя совсем новой она не станет для наших поклонников. Мы в Питере и Москве презентовали её. Сейчас мы постарались собрать такой хитовый сэт-лист из 35 песен — длинный будет концерт. Надеюсь, что всем понравится.
— По вышедшему EP очень сложно понять настроение будущего альбома. В нём есть романтичные «Моя свобода» и «Петербургский романс», есть оценочно-социальная «Короли и герои», есть «Девчонки», которые очень хорошо вписываются в стиль «Бригадного подряда». Как они, такие разные, собрались на одном релизе и каким будет всё-таки следующий альбом, какая его концепция?
— Когда приходит песня, приходит текст, он вызывает определенный ассоциативный ряд и этот ряд прикладывается на музыку. Мы никогда не писали концептуальных альбомов, нас сильно ругали за это. Нет такого, что весь альбом панкуха или весь альбом метал какой-нибудь, нет такого. Мы пишем музыку в зависимости от материала — он разный, и авторы разный материал предлагают. Как будет выглядеть новый альбом, я вообще сказать не могу, хотя могу сказать, что у нас там будет даже одна или две рэпчаги.
— Решили идти в ногу со временем?
— Нет, это просто тоже напросилось само по себе, но это не будет такой рэп прямо как 50 Cent. Нет, это будет всё-таки в нашем в стиле, но уже читка будет именно рэперская. Такой, не знаю даже как назвать, рэпкорчик что ли.
— Что-нибудь в стиле Нойза?
— Ну не знаю как в стиле, но может быть что-то похожее есть. Русский рэп, если он не завязан электронику и не полностью копирует негритянскую музыку, то, наверное, он похож на Noize MC весь. В этом Ваня преуспел.
— В этом было желание написать хит или омолодить аудиторию?

— Нет, ни в коем случае. Нельзя написать хит так просто, только у Филиппа Киркорова, наверное, так получается, что раз и вот хит. У нас так не получается. Мы пишем музыку всё-таки для себя, что, наверное, отличает нас от многих. Никогда не пытаемся попасть «в десяточку». Хотя были такие предложения: «Давайте напишем на злобу дня». Попасть в ругань правительства проще всего, написали, так хорошо стало бы.
— Спели бы в дуэте с Louna, например. Представляешь, какой хит был бы. Или с «Тараканами».

— Если бы слова были дерьмо, музыка — дерьмо, дерьмово спето, то хита бы не было. Нет, надо всё-таки заниматься честным искусством, тогда оно точно найдет своего слушателя. Если заниматься стилизацией под что-то, то можно попасть, но не факт. Сказать, что нами управляют одни козлы. Да, конечно, панкуха получится, клёво, наверное. Может быть, это и попало бы, но меня это не гложет, вот и всё. Ну не гложет меня эта тема. Поэтому я буду петь честно, а если буду нечестно, то это поймут. Может быть, те, кто поют об этом, поют честно.
— Кто, на твой взгляд, честно так думает?
— Ой, я даже не знаю, «Порнофильмы» может быть так думают. У них, по крайней мере, достаточно широкая сейчас стала аудитория. Они так откровенно поют. Ну не знаю, я общаюсь с ними, спрашиваю «вас менты били?», говорят «не били». А меня били. Так что тоже насчёт честности вопрос.


— У тебя было такое, что написали песню, всем участникам группы понравилось, а тебе нет и приходится петь?
— Да, такое бывает. У нас демократия, общим голосованием всё делается, но я всё-таки стараюсь быть артистом. Понимаешь, вот даже если взять какого-нибудь великого актёра, наверное, ему не нравились все роли, которые он играл, но сыграл всё равно хорошо, то бишь тут если надо сыграть, то я всё равно проживу текст и сделаю всё в наилучшем виде. Я могу быть не согласен с темпом песни, с аранжировкой, такие вещи часто бывают, с применением каких-то инструментов, но при этом я заставлю всё делать четко, хорошо, так, чтобы мне это понравилось. Именно в момент исполнения мне что-то начнёт нравится. Потом я могу снова сказать:«Ну г***о же!» Просто надо без усилия заставить себя прожить всю музыку и весь текст, тогда зрители не увидят подвоха, потому что его не будет.
— А выпадают такие песни, в конце концов, из сет-листа?
— По-разному бывает. Иногда я меняю свое мнение. Так вроде сыграешь раз, два, три, и вроде самому уже понравилось.
— А называть такие песни можешь?
— Нет, конечно. Представляешь, вот я сейчас назову и будут мне потом в глаза заглядывать: «вот козёл».

— Назови те, которые выпали из сет-листа.

— Вообще, меняется репертуар и иногда попадание песни в плейлист зависит от внутреннего состояния на сегодняшний день. Например, составляется плейлист, это ведь тоже коллективное творчество, присутствуют все, даже директор у нас активно участвует в составлении плейлиста, у каждого есть свое настроение. Вот допустим, у всех хорошее настроение, а кто-то только что на машине ехал и подрезали его жёстко, и вот взял и в сердцах сказал: «Да не будем мы петь». Но настроение же может измениться потом. Это же искусство, тонкие материи. Вот человек не хочет сейчас, а завтра хочет, под настроение тоже надо попасть. Иногда меняется плэйлист. Бывает так, что на концертах это бывает, мы понимаем, что поставили лирические песни подряд и не заметили, а народ заскучал. Мы их растаскиваем по разным местам, то бишь не очень везёт тем городам, где мы играем первый концерт. Может быть, сразу попали, такое бывает, но практика показывает, что как правило после двух-трех концертов какие-то песни переезжают в плейлисте или вообще удаляются, или заменяются. Наш директор и наш звукорежиссер тоже творческие единицы, безусловно могут сказать, что вот я из зала смотрел — давайте вот эту песенку вот туда переставим и тогда будет всё нормально, потому что зал потух. Или наоборот, зал заколебали, потому что пошли одни боевики, семь штук подряд под которую должен быть слэм. Под первые четыре слэм, а под остальные нифига, уже вялые макароны вареные. Зачем людей мучить, а так разбавили лирикой, песню в середину воткнул, люди отдохнули, пивка попили, подумали о вечном и снова в слэм кинулись. Всё искусство, даже расставить песни на альбоме, чтобы человек правильно послушал и не выключил. После первых трёх песен одинаковых про одно и тоже, в одной тональности, создает неприятные ассоциации и усталость

— Про проживание песен. У вас есть песня «Короли и герои». Хочется сравнить ее с «Маршем неудачников». Песни на абсолютно противоположных концах социальной лестницы, при этом «Марш неудачников» исполняется от первого лица, а «Короли и герои „- это скорее обращение. Какая песня тебе лично ближе?

— Мне лично “Короли и герои» ближе. Опять же, к директору возвращаясь, «Марш неудачников» — у него, например, одна из самых любимых песен. Для меня, если из двух выбирать, то мне обе нравятся, ну «Короли и герои» больше нравится. Может, потому что новая, может, потому что я в неё больше вложил как музыкант. Аранжировки я полностью делал на эту песню.
— У вас недавно вышел клип на песню «Моя свобода». Кто для него придумывал концепцию? Там такой минимализм — только ты, гитара, фон. Чья была идея или песня сама по себе настолько эмоционально насыщенна, что не требует никакой декорации?

— Это придумали люди, которые его снимали и наш директор Илья Золотухин, он выступил как мозг того, как это должно выглядеть. Ещё наши московские друзья, которые его монтировали. Я не визуалист, я вообще не знаю как клип снимать. Я дальтоник, меня визуальные прелести особо не интересуют, мне лучше потрогать что-нибудь, послушать.
— То есть ты вообще не принимал участие в выборе песни для клипа, в том, как это всё будет происходить?
— Я вообще стараюсь в последнее время не лезть в то, во что я стопроцентно не попаду. На «Короли и герои» я парням предложил два сценария клипа, возможно мы будем их снимать. Пока не выбрали время, возможно в мае. Есть два сценария, один попроще, другой подороже. Парням понравились оба, но на один нужны усилия и затраты, на другой поменьше. Не знаю дойдет до съемок или нет, но, я надеюсь, что дойдет. Сейчас вообще всё что ты делаешь надо визуализировать, всё надо сопровождать каким-то визуальным рядом. Наконец-то мы добились того, что на концертах у нас все песни сопровождаются видео. На больших площадках у нас синхронизированное видео запускается, всё стало значительно интереснее смотреть.
— А у вас на всех концертах видеоряд?
— На всех, где есть экран. К сожалению, во многих городах нашей необъятной родины с экранами и светом беда. Всё-таки рок-музыка до сих пор во многих городах ютится по подвалам, что меня очень разочаровывает. Есть энтузиаст, которому никто не помогает, он это всё бедный тащит на себе и всё хуже и хуже, а потом удивляются почему на рок-концерты народ не ходит, а ходят на попсу какую-нибудь и рэп. Потому что никто не хочет идти в сырой подвал, с разбавленным пивом и с плохим звуком.
— Так это же наоборот работает? Если понимают, что группа собирает только небольшой подвал сырой, то ее туда и привозят.
— Тут абсолютно обратная ситуация. Много музыки, которая собирает, просто очень сильно распиарена. PR решает очень многое. Допустим, если песня идёт на радио это всегда очень сильно отражается на посещаемости концерта.
— Всё-таки работает радио?

— Да, несомненно работает. Мы это на себе сразу чувствуем. Можно играть на огромных фестивалях, это ничего не даст. Пару человек от своих коллег дёрнули и они приходят и на наши выступления тоже. Это у всех так, но, чтобы реально это на заработках отражалось, на посещаемости — нет. Отражается, когда есть ротация. Вот, например, песня «Девчонки» пошла в ротацию на «Нашем радио» и мы сразу заметили, как на концерте подпевают. Есть и лучше песни, которые не пришлись по вкусу главным редакторам «Нашего радио».

— Ну «Девчонки» она всё-таки попроще для восприятия, поэтому её берут на радио?
— Может быть. Мы уже всё-таки взрослые мальчики и, наверное, хочется делать более серьёзные вещи. Меньше эмоций, больше вдумчивости появляется с возрастом и хочется протолкнуть теперь какую-то мысль, и музыкальную, и словесную. «Девчонки» такая песня — повеселиться. Повеселиться тоже хорошо, но со временем всё меньше и меньше таких песен ради просто повеселиться, в них во всех появляется какая-то мысль. Может, научились обращаться со словом. Хотя, может, наоборот надо было всю жизнь веселиться.
— Мне кажется, «Короли и герои» куда более осмысленная и серьезная песня, разве нет?
— Да, конечно, но она не попала на «Наше Радио». Сказали как в караоке: «Попробуйте спеть лучше». Везде всё-таки сидит живой человек, который определяет попало это или не попало. Это не лотерея, не лохотрон — живой человек решил, что будет так, нельзя обижаться. Кому-то арбуз, кому-то свиной хрящик. Видно, свиной хрящик больше нравится.
— А на твой взгляд, какая песня должна попасть в ротацию?
— Ну вот как раз «Короли и герои». Мне ещё хотелось бы, чтобы попала песня «Петербургский романс». Я люблю электронные вставки в музыке, на данный момент у нас в ней самое современное звучание. Жалко, что она не попала.
— Постоянный спор последнего времени — живая аудитория«Нашего радио» или всё-таки интернет и YouTube активнее?
— Если бы во всех машинах был цифровой приёмник, то другое дело. Пока такое только в Японии, наверное, поэтому всё слушают FM. Стоишь в пробке два часа, тыкаешь по кнопкам, нашёл более или менее интересную волну и слушаешь.Вот тебе реклама, которая заползает в уши и не спрашивает.В конце концов, когда песню пять раз за день послушаешь, она начинает нравиться.


— В песне «Моя свобода» задаётся вопрос «Что для меня свобода?». Как ты на него себе ответишь?

— Для меня свобода то, чем я занимаюсь. Я становлюсь с каждым годом всё честнее и честнее, уже честность зашкаливает. Козлу говорю, что он козёл, хорошему человеку, что он хороший человек, ни перед кем ни заискиваю. Даже если от этого человека что-то зависит, я не буду ему улыбаться «Ой, как Вы хорошо сегодня выглядите». Да пошли вы все к чёрту. Нравится моё отношение, значит нравится, нет так нет — мне с вами детей не крестить. Свобода как раз сказать козлу, что он козёл, не думая о последствиях.

— Много знакомых потерялось с такой жизненной позицией?

— Да. Но вот именно, что это были знакомые, а не друзья. Друзья поймут, если я критикую кого-то. Теряются слабые люди, которые присылают на рецензии свои песни, например. Я не сторонник того, чтобы просто сказать «это дрянь» и всё. Человек прислал песню, я говорю: «Мне не нравится». «А почему не нравится?». Да потому что поёте вы плохо, играете мимо, свели плохо, аранжировка дебильная. Следующая фраза обычно «А вот моим друзьям всем нравится». Ну значит твои друзья ни хрена не понимают в музыке. Ты же меня спросил. Спроси друзей. И начинается… Пишут о предательстве панк-рока, о том, что я не то что-то в жизни делаю.

— То есть если ты просишь петь правильно, ровно и не между нот, это называется предательство панк-рока?

— Ну да. Многие ассоциируют панк именно с набухаться только. У каждого своё собственное понятие свободы, и по отношению к музыке тоже.

-Почему это отношение до сих пор не меняется? Панк-рок ведь эволюционирует, уходит потихоньку от этой грязи.

— Панк-рок видоизменяется. Когда что-то становится мэйнстримом, панк-рок оттуда удаляется. Когда все были за здоровый образ жизни, тогда все панки бухали. Сейчас все поголовно бухают, панки нет. Это тоже ответ системе такой. Панк всегда будет на той чаше весов, где меньше народу.

— Толик, а ты сам песни пишешь? Или писал когда-нибудь?

— Нет. Точнее, у меня есть попытки вот сейчас. Надеюсь, что на новом альбоме появится несколько песен, сейчас усиленно занимаюсь доведением до ума. Я не мастер художественного слова, я обязательно отдам текст на рецензию Сантёру.

— Он ещё не видел?

— Кое-что видел. Сказал, сойдёт, нормально, доводи до ума, может быть какие-то слова изменит. Я давно очень не практиковался в написании песен и сейчас вспоминаю это дело. В песне самое сложно найти тему и развить её. Складывать слова «птичка-яичко» может каждый, а если сам не умеешь в рифму, то интернет тебе в помощь. Самое главное, чтобы песня была историей, имела начало и конец, у неё была фабула.

— А тебя что сподвигло песню написать? Какое-то событие, эмоция, переживание?

— Да. Вообще, в заготовках лежит масса всего. есть какое-то выражение, словосочетание, которое пришло на ум при виде чего-либо и это целая тема. Самое главное, за неё зацепиться. Увидит человек рассвет и напишет песню. Хотя к рассвету она не будет иметь никакого отношения, просто этот рассвет к чему-то ассоциировал и у него было соответствующее настроение.

У меня также должна произойти какая-то эмоция, чтобы появился текст.

— За столько лет в «Бригадном подряде» раньше тебя ничего сильно так не тревожило?

-Почему, тревожило, к сожалению, но не записывал, а тут освоил в телефоне диктофон и началось.Я понял, что за ручкой лезть не надо, можно включить и что-то говорить просто. Мелодии иногда приходят в голову.Есть песни, допустим, даже «Бригадного подряда» незаконченные, думаешь о них думаешь, гоняешь в голове и тут раз — риф приходит, а как его записать сейчас? Ты просто по улице идёшь.Стало проще сейчас.

— Твои песни сильно отличаются по стилистике от «Бригадного подряда»?

— Да хрен его знает. Пока ещё ничего нет, а ты говоришь уже как о состоявшемся факте. Может скажут ещё, что дрянь, это никому показывать нельзя, поживём-увидим. Единственное, я больше люблю потяжелее музыку, поэлектроннее. Не чураюсь дабстепом, хотя его не слушаю.


— Одно из самых важных событий последнего года для «Бригадного подряда" — это смена состава. Как вы нашли нового басиста, в какой момент поняли, что этот человек ваш?

— С басистом мы познакомились как в анекдоте: «по объявлению понаберут». Вот мы его нашли по объявлению, среди знакомых ещё искали.Что меня очень удивило — оказалось сложно найти музыканта среди молодых. Думали придёт симпатичный молодой басист, станет душой компании. Наоборот, оказалось из молодёжи учится кто-то, кто-то уже нашёл работу, вроде хотят играть, но как ездить на гастроли? Было несколько человек, что уже всё «поехали, давай». «Ну как так, у меня дела». А тут человек, который принимает решение.

— А где он раньше играл?

— Он играл в кавер-бэндах. Это хорошая практика, человек, который играет много чужой музыки имеет очень богатый лексикон музыкальный и он умеет сразу играть то что скажут.Соответственно, он весёлый также, нормальный, врубается в наши дурацкие шутки. Проехал с нами тур, сначала охренел немного, конечно, у нас микроклимат уже состоявшийся, он корректирует сейчас микроклимат наш, а мы его.

— Сложно было в первом совместном туре?

— Сложно, конечно, но интересно наблюдать останется человек с нами, не останется.Главное, что человек не приуныл, трудности его не пугали, ночевки в автобусе не пугали.

— Ты слышал наверняка, что в интернете ваш старый состав называют «золотым»?

— Ой, после каждого ухода музыканта говорят, что состав был «золотой», теперь «не золотой». Главное, что новый басист на голову лучше предыдущего, сто процентов. Я удивлён, что человек не имеющий музыкального образования настолько хорошо представляет, чем он занимается. Очень уважаю нашего Женю, чтобы добиться таких высот надо очень любить свое дело.Ничего страшного, когда меняются люди, это как пазл— значит человек выпадал из пазла.

— Всё-таки дело было в том, что человек выпадал из пазла? Не в музыке?

— Несомненно.

— Кирилл приходит к вам на выступления?

— Нет, мы нехорошо расстались, выставили его. Разошлись как в море корабли. Больше невозможно было терпеть его непрофессионализм, другие вещи.Об этом разговаривать не хочу, долгое время ели из одного котла и вот так расстались.

— А сколько, кстати, выиграли в таком составе, с Кириллом?

— Кирилл, если я не ошибаюсь, с 2000 года был в группе. Бывает, люди меняются, иногда не в лучшую сторону.Я подчеркиваю, что все человеческие отношения— это баланс нужности в деле и всего остального.Этот баланс нужно поддерживать.Баланс не продержался, рухнула пирамида.

— Что для тебя является критерием успеха группы? Деньги, залы, ротации, фестивали?

— Когда новая публика приходит.Сколько бы лет группе не было, она всегда должна пополняться молодой кровью, если этого нет, группа летит в пропасть.Конечно, есть группы, которые поют для стариков, но я надеюсь, что мы еще не скоро станем такой командой.

— А ты замечаешь, что состав зрителей на концертах молодеет год от года?

— Да.Есть костяк людей, которые приходят от концерта к концерту, я ни в коем случае не говорю, что старичьё сидите дома, наоборот, приятно видеть всех. Просто если появляются новые люди, это значит, что мы еще не старые и нам есть что сказать молодёжи.

— Какое событие ты можешь назвать как перевернувшее твою жизнь?

— Для меня лично, когда я понял, что не буду больше нигде работать, буду заниматься только музыкой.Для меня это было отправная точка. Тогда были достаточно голодные времена, но я всё равно понял, что буду заниматься только этим. У меня морское образование, я хотел быть моряком и было очень сладкое предложение пойти в море.Всю ночь мне не спалось, утром сказал всё, я отказываюсь.

— А какой был следующий шаг? Ты сказал «я буду заниматься музыкой» и куда ты пошел? У тебя группа к тому моменту была?

— Нет, я тогда учился в музыкальном училище, решил его закончить. Понимаешь, таких отправных точек, которые определяли вектор движения на самом деле очень много.Я, например, сразу сказал, что не буду играть в кавер-бендах, я буду заниматься своим искусством.Все повалили в кавер-бэнды после музыкального училища.

— То, что деньги приносит.

— Ну тут как у Васи Обломова «Либо лабухом, либо двор мести».Большинство моих однокурсников из музыкального училища двор не метут, но музыкой совсем не занимаются.В лучшем случае работают тамадой, устраивают детские праздники.Всё закономерно.Я же сразу сказал, что не хочу играть чужую музыку. Играл в сомнительных командах, иногда это заканчивалось двумя-тремя репетициями.

— Сам группы собирал?

— Нет, сам не собирал, старался примкнуть к тем, кто уже собрались.В команде интересно играть, когда есть за кем тянуться.Надо играть в командах хорошего уровня. Я своим ученикам всегда советую — позвали тебя, вписываешься. Они: «Ой, я боюсь, не смогу».Захочешь — сможешь.

— И как бороться с этим страхом?

— Брать инструменты, микрофоны барабаны и херачить, днями и ночами.В принципе, человек может всё, а в экстремальной ситуации он может всё гораздо быстрее. Первый профессиональный коллектив, в который я попал, был «Краденое солнце», и так получилось, что им через неделю уже нужен был гитарист, какие-то выступления были.Я ни хрена не знал их репертуара, размеры там ещё сложные, пять четвертей, семь четвертей, надо было срочно выучить. Меня когда позвали, я сказал «Да» ещё толком не зная, что у них за репертуар.У меня была неделя или десять дней, я с утра просыпался брал гитару и вот до вечера бренчал. Это был очень сильный скачок как для музыканта.

Сейчас бродит по интернету запись: один из первых моих выходов с группой «Краденое солнце» — передача «Антропология» с Дмитрием Дибровым. Там я испуганный весь, меня почти не показывают даже, нечего просто было показывать.Было очень весело и интересно, я сразу влился в гастрольную жизнь и это был хороший пинок под зад.Сейчас, я думаю, такое же погружение в реальность у Жени. Он уже поиграл каверы, а вот так выглядит настоящая музыкальная жизнь.

Интервью брала Ульяна Бенусова

0
16:06
891
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...